Группа филантропов из Калгари несут с собой надежду в Центральную Азию – Калгари Геральд

Date: 27 April 2015
Other languages: English |
Крутые и неровные, в геологическом смысле совсем молодые горы подо мной считаются душой Кыргызстана. Они являются самыми высокими хребтами в Центральной Азии, покрывая около 93 процентов территории республики. Те, кто пытается покорить их долины с крутыми склонами, отчаянно держатся террас на самих склонах. На их альпийских лугах кочевые животноводы осваивают этот первозданный ландшафт вот уже более 2 000 лет.
 
В начале апреля мы вылетели из Бишкека, столицы Кыргызстана, пролетев над захватывающими дыхание хребтами так называемых «Небесных гор». За бортом заканчивалась зима, что позволяло животноводам пораньше перегонять скот на джайлоо - летние пастбища, используемые местными чабанами.
 
Периодически мы замечали «города мертвых», привычные в сельской местности Кыргызстана – окруженные стенами погребальные места предков с изысканно украшенными, покрытыми куполами мавзолеями и минаретами, некрополи, стоящие как города-призраки на фоне отдаленного ландшафта.
 
Наш вертолет начал снижаться в Нарынской долине, в которой мы смогли в первый раз посмотреть на стройплощадку кампуса невероятного проекта под названием Университет Центральной Азии. Мое первое впечатление – Его Высочество Принц Карим Ага Хан IV, или просто «HH» как называют его некоторые его последователи, потерял рассудок.
 
Кто в здравом уме будет строить университет в высокогорной местности в одном из самых бедных и отдаленных районов Кыргызстана, кампус с собственным водосборником, системой геотермального отопления, футбольным полем и взаимосвязанными зданиями с крытыми переходами для защиты учащихся от суровых зим этого района? На стройплощадке кампуса было возведено ограждение, необходимое для ограничения доступа на его территорию сельскохозяйственного скота, который иногда свободно разгуливает по городу.
 
Еще два аналогичных кампуса строятся Ага Ханом в Хороге (Таджикистан), на границе с Афганистаном, и в Текели (Казахстан). В силу международного договора, подписанного правительствами трех республик, Университет Центральной Азии является первым университетом, устав которого зарегистрирован на международном уровне.
 
Ом Пал, глухонемой бывший человек, живущий милостыней, который создает эти прекрасные кафельные мозаики по всему поселению Хазрат Низамуддин г. Дели. Эта работа была предоставлена ему Трастом Ага Хана по культуре, который участвует в возрождении и восстановлении этого поселения.  
Боб Ремингтон / Калгари Геральд
 
Что касается Брайана Фелески, то его ответ на план Ага Хана в отношении этого региона очевиден.
 
«Это действие человека, обладающего видением», - говорит юрист из Калгари, который приехал сюда в составе делегации из Калгари под руководством нефтяного магната и филантропа Джима Грея. Эта группа филантропов из Калгари, в которую входит Фелески и бизнесмены Крис Робб и Шерали Саджу, недавно провела три недели, посещая проекты Ага Хана в Индии, Кыргызстане и Таджикистане.
 
Будучи известными под названием «Ауали», что в переводе с суахили означает «начало», Грей, Фелески, Саджу и Робб возглавляют список 125 доноров, в основном жителей Калгари, которые помогли открыть Институт Ага Хана по обучению преподавателей в Восточной Африке около 10 лет назад. Грей, считающий, что образование является наилучшим способом борьбы с бедностью, заболеваниями и радикальным фундаментализмом, периодически возвращается с разными членами группы в те регионы развивающегося мира, в которых реализуются проекты Ага Хана. В целях этой поездки, пятой по счету, Грею пришлось найти карты Таджикистана и Кыргызстана.
 
«В моем случае, я просто ничего не знал о регионе, расположенном между Россией, Китаем, Индией и Пакистаном. Я понимал, что такое Афганистан, однако все, что к северу от него, было для меня неизвестным. Когда мы сказали нашим друзьям, куда мы едем, они ответили нам: «Вы сошли с ума. Этот регион опасный. Там примитивная жизнь». Если честно, все оказалось совсем наоборот».
 
Центральная Азия состоит из государств, которые неформально обозначают «станами», пяти республик бывшего Советского Союза — Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана, Туркменистана и Узбекистана. После столетий вторжений, завоеваний и доминирования соседних сверхдержав на протяжении всего своего существования — от Китая на востоке, до России на севере, до Индии и Пакистана на юге, и до бывших Персидских и Тюркских империй на западе — после распада Советского Союза этот регион столкнулся с большими экономическими проблемами, революциями и этническими конфликтами.
 
Ученики танцевальных курсов Школы Ага Хана в г. Хорог (Таджикистан).
Боб Ремингтон / Калгари Геральд
 
Несмотря на высокий уровень коррупции, современный Кыргызстан и Таджикистан приняли западные либеральные традиции в попытке преодолеть рост радикального фундаментализма. Эти преимущественно мусульманские республики остаются четко светскими государствами, что является признаком советского наследия и кочевого прошлого, которое не позволило религиозным устоям развиться.
 
Тем не менее, вопреки принудительному сбриванию бород среди мужчин, которые похожи на радикалов, в Таджикистане, ограничения на исламскую одежду, строгий надзор за мечетями и закрепленное на законодательном уровне светское образование, считается, что около 400 кыргызов и таджиков присоединились к ИГИЛ в Сирии и Ираке. В начале этого месяца группа боевиков, среди которых, согласно отчетам, присутствовали арабы, узбеки, таджики, уйгуры и чеченцы, убили и ранили 30 военнослужащих афганской армии в районе Джурм на севере Афганистана, расположенном в шести часах езды по горным дорогам от кампуса Университета Центральной Азии в г. Хорог (Таджикистан).
 
Официальные власти боятся дальнейшей радикализации в Центральной Азии в случае, если молодые трудовые мигранты из Кыргызстана и Таджикистана будут вынуждены вернуться домой из России, где спад мировых цен на нефть и санкции запада, являющиеся результатом действий России на Украине и в Крыму, ослабили российскую экономику. В Таджикистане почти миллион человек выехало на заработки в Россию, переводя домой все уменьшающиеся объемы денежных переводов, которые в одно время составляли почти половину ВВП республики.
 
В случае если они будут вынуждены вернуться, «создание миллиона рабочих мест в Таджикистане будет невозможным», - отметил Шодихон Джамшедов, губернатор Горно-Бадахшанской автономной области, на встрече с группой филантропов из Калгари. Джамшедов не упустил возможности напомнить своим гостям о том, что Канада поддерживает санкции против России, отметив: «Слабая Россия – это очень плохо для этой части мира». Выводы очевидны — непреднамеренные последствия западных санкций против России могут привести к безработице и бедности в Центральной Азии, что, в свою очередь, может привести к возникновению радикального экстремизма.
 
На фоне этого сложного котла экономической нестабильности, этнической напряженности и геостратегической важности, группа филантропов, таких как Робб, убеждена в том, что работа Организации Ага Хана по развитию просто жизненно важна.
 
«Каждый раз, когда мы соприкасаемся с системой (Ага Хана), мы остаемся с убедительным чувством качества ее работ. Просто поразительно», - говорит Робб.
 
В ходе своего трехнедельного тура по Индии, Кыргызстану и Таджикистану группа филантропов из Калгари посетила школы Ага Хана, в которых такие ценности как религиозная терпимость и гендерное равенство преподаются наравне с математикой и науками. Филантропы также посетили археологические памятники, восстанавливаемые Ага Ханом до статуса Всемирного наследия ООН, посмотрели на загруженные больницы Ага Хана в крупных индийских городах, в которых проводится проект увеличения количества койко-мест, и прошлись по трущобам Дели, в которых агентства Ага Хана, ответственные за здравоохранение и образование, осуществляют застройку и развитие территории в рамках сотрудничества с другими группами.
 
В рамках целенаправленного, впечатляющего усилия по взращиванию базы абитуриентов для Университета Центральной Азии, образовательное крыло Организации Ага Хана по развитию последние 12 лет работало над улучшением образования в регионе за счет своей сети средних школ. В Кыргызстане имеется микроавтобус, который служит в качестве мобильной цифровой библиотеки, обеспечивающей возможности образования на отдаленных джайлоо, останавливаясь рядом с юртами.
 
Университет Центральной Азии, строящийся Ага Ханом, использует специально оборудованный микроавтобус, который функционирует в качестве мобильной цифровой библиотеки, призванной улучшать образование в сельской местности Кыргызстана. () Для сюжета о Городе за авторством Роберта Ремингтона.
Фото любезно предоставлено Университетом Центральной Азии
 
Несмотря на то, что он является духовным лидером мусульман-исмаилитов (прогрессивной шиитской ветви ислама), Ага Хан следует фундаментальным морально-этическим принципам в части улучшения возможностей в области здравоохранения, образования и экономических возможностей для населения наиболее бедных регионов мира вне зависимости от расы, вероисповедания и пола.
 
«Меня впечатляет тот факт, что у него есть 50-летний план», - говорит Грей. «Это просто потрясающе. Я искренне верю, что без образования нет никакой надежды, а Ага Хан несет с собой эту надежду. Это великолепный пример того, что нам нужно в этом мире. Мы победим».
 
Перепечатано с разрешения автора. Роберт Ремингтон является бывшим автором редакционных статей и ведущим рубрики в Калгари Геральд.