Шамш КАССИМ–ЛАКХА: Образование — не растворимый кофе – Вечерний Бишкек

Date: 15 October 2015
Other languages: English |
Строительство главного кампуса Университета Центральной Азии (УЦА), который в следующем году откроется в Нарыне, уже на завершающей стадии. Благодаря Сети развития Ага Хана (АКДН) в Кыргызстане, Казахстане и Таджикистане появится вуз международного уровня. О том, как ведется эта работа, “ВБ” рассказал дипломатический представитель Сети развития Ага Хана в Кыргызстане, председатель исполнительного комитета совета УЦА Шамш Кассим–Лакха.
 
 
— По какому критерию выбираются страны, в которых открывает офис АКДН?
 
— Мы начинаем работать по программам социально–экономического развития, тольк о когда нас страны сами приглашают. Например, в Кыргызстан мы прибыли по приглашению правительства, которое оценило результаты нашей работы в Таджикистане. В трудные для этой страны 90–е годы, когда там был голод, в Горный Бадахшан мы поставляли продовольствие. А единственный путь доставить гумпомощь был через Кыргызстан. В 1995 году вместе с Его Высочеством Ага Ханом мы приехали в Бишкек, чтобы поблагодарить правительство за оказанное содействие. И тогда власти страны обратились к Его Высочеству с просьбой помочь стране, недавно обретшей независимость, с развитием экономических, социальных и образовательных проектов. Ага Хан ответил, что с удовольствием откликнется на запрос дружественной страны.
 
Результатом старта нашей организации стало открытие банка KICB, где одним из учредителей выступает правительство Кыргызстана, а также школы и микрокредитной компании в Оше. А потом возникла идея открыть в Нарыне Университет Центральной Азии. В 1996–1997 годах я был сопредседателем комитета, который подготовил технико–экономическое обоснование проекта.
 
После того как ТЭО было готово, его представили на рассмотрение в правительство. И в 2000 году был подписан международный договор о создании УЦА между правительствами Кыргызстана, Казахстана и Таджикистана и Ага Ханом. Поскольку я был президентом Университета Ага Хана в Пакистане и в шести других странах, включая Великобританию, и имею большой опыт работы в вузе такого уровня, меня назначили руководить процессом планирования и строительства УЦА. Кампусы Университета Ага Хана открыты во многих странах, и это не только вуз в его традиционном понимании, но и крупный научно–исследовательский центр. И УЦА тоже призван стать таким центром. Учебные программы вуза разработаны в соответствии с мировыми стандартами. При этом все они адаптированы под конкретные нужды Центральноазиатского региона.
 
— Почему УЦА решено было построить именно в Нарыне?
— Нарын находится в высокогорной местности и менее развит в экономическом плане. Как правило, жители таких регионов имеют меньший доступ к ресурсам и в социальном плане более уязвимы, чем соотечественники, живущие на равнине. Поэтому в горных районах традиционно высокий уровень бедности, население большей частью маргинализовано, а это всегда благодатная почва для усиления радикализма. Поэтому во всех трех странах, где строятся кампусы УЦА, выбраны именно такие районы. Так, в Таджикистане кампус УЦА откроется в Хороге, в Казахстане— в Текели, а в Кыргызстане —в Нарыне.
 
— Профессорско–педагогический состав УЦА будет состоять из зарубежных или местных специалистов?
— Три года назад на конкурсной основе мы отобрали 35 кандидатов из трех стран и отправили их на учебу в ведущие университеты мира. Они составят костяк профессорско–преподавательского состава университета наряду с педагогами, приглашенными из–за рубежа.
 
Возвращаться — не плохая примета
 
— Какой стимул будет у этих людей вернуться на родину и работать, по сути, в глуши? Зачастую такие кадры находят перспективную работу за рубежом и на родину не возвращаются.
— Это действительно дилемма для всех развивающихся стран. Сеть развития Ага Хана сталкивалась с такой проблемой. Бывало, что мы спонсировали обучение перспективных студентов, а они потом уходили в другую сферу. Мы вполне допускаем риск того, что определенный процент выпускников не вернется в страну, такова человеческая природа.
 
Но этих людей все равно надо постараться привлечь, когда они уже достигнут определенных успехов на новом месте. В моей практике в Пакистане были подобные случаи. Нам удавалось привлечь на родину бывших граждан. И вы удивитесь, но в качестве стимула мы использовали вовсе не зарплату, потому что такие деньги, какие они зарабатывают на Западе, мы все равно не смогли бы платить. Один из таких стимулов — заложенное в природе каждого человека желание быть признанным в своем сообществе. На чужбине ты всегда будешь одним из многих, кому удалось чего–то добиться. А на родине ты — избранный, достигший больших высот благодаря своему усердию и уму.
 
Например, в Пакистане в первые 10 лет работы Университета Ага Хана 60 процентов профессорско–преподавательского штата составляли те, кто вернулся из–за рубежа. И они работают не за американские доллары, а за пакистанские рупии.
 
— А сами вы где получали образование?
— Первую академическую степень в области технологий пищевой промышленности я получил в Великобритании и окончил магистерскую программу Университета Миннесоты в США по специальности “Бизнес и управление”.
 
— Вы тоже были из тех, кто вернулся на родину?
— Да, первые 19 лет своей карьеры я посвятил бизнесу в своей стране, управлял крупной пакистанской компанией по производству и экспорту текстиля, а также другими промышленными компаниями. Также занимался проектами в рамках АКДН, в частности, руководил строительством кампуса Университета Ага Хана в Пакистане. Когда вуз открылся, мне предложили его возглавить. Тогда и состоялся у меня переход из бизнеса в сферу образования. В моей биографии был период, когда я работал министром образования, науки и технологии. А чуть ранее в качестве государственного министра был ответственным за реформу высшего образования. И наши рекомендации были успешно реализованы.
 
— Какие планы у АКДН в Кыргызстане после того, как университет в Нарыне откроется?
— Открытие университета —лишь один из этапов. Следующая фаза — посредством УЦА оказать содействие улучшению школьного образования. В нашем университете будет пятилетнее обучение по программам бакалавриата, а не четырехлетнее, как во многих странах мира. Такое решение было принято в связи с тем, что учащиеся не имеют достаточной подготовки. Первый год дается студентам, чтобы подтянуть знания, восполнить имеющиеся пробелы школьной программы. Здесь нужна поэтапная работа, и в этом плане мы тесно сотрудничаем с Министерством образования и науки. Как однажды сказал Его Высочество, университет, как и образование в целом, не растворимый кофе, который готовится моментально. Чтобы вуз по–настоящему окреп и заявил о себе на международной арене, требуется как минимум от 15 до 20 лет. Так что планы у нас долгосрочные.
 
Амалия БЕНЛИЯН
Вечерний Бишкек